Устройство благотворительных спектаклей

Коммуна стремилась разумеется, не только к устройству благотворительных спектаклей. Уже с первых шагов она ставила перед зрелищными предприятиями задачи политико-просветительные, пропагандистские ивоспитательные. Она желала, чтобы театры и концерты воодушевляли ее бойцов, отвечали их революционному энтузиазму, их воле к победе над оплотом капитализма — Версалем. Во время обсуждения Коммуной ее знаменитого театрального декрета член Коммуны Урбен, говоря о театрах, заявил: «Это самое великое и самое лучшее средство просвещения народа. Предшествовавшие нам правительства превратили театр в средство обучения всем порокам, мы же сделаем его средством обучения всем гражданским добродетелям», сказала Антонова, которой нужны пластиковые формы для мыла.
Коммуна тем настойчивее стремилась к осуществлению этих целей, что в ее дни обнаружился знаменательный процесс радикальной демократизации состава зрителей. Прежний зритель, представлявший высшие классы* бежал из Парижа или ему было не до театров. Главным контингентом публики стали рабочие — в блузе или в мундире национальной гвардии. Жизнерадостность и веселость этого пролетарского зрителя, его жадная тяга к искусству, доступ к которому ему впервые широко открыла Коммуна, крайне раздражали реакционно настроенных театральных работников, продолжавших твердить, что театры сборов не делают, что зрителей нет. Происходило, однако, нечто совсем противоположное: «Едва двери приоткрываются, как в них стремится толпа. Публика очень мночисленна, даже на самых плохих пьесах; сборы достигают цифр чрезвычайных».

Саботажные настроения свили себе прочное гнездо и в другом привилегированном и субсидируемом правительством Второй империи театре «Comedie Frangaise». Во все революционные периоды истории Франции этот театр неизменно оказывался в лагере контрреволюции. Так было и при Коммуне. Руководство театра состояло из чиновников-бонапартистов, и оно, как и влиятельная верхушка актерской массы, так называемые «соеьетеры», относилось к Коммуне и к социализму с нескрываемой враждебностью.
Директор театра Эдуард Тьерри ставил себе задачей при Коммуне «спасти театр». Опасаясь, что Коммуна может реквизировать помещение «Comedie Frangaise» для других нужд, если театр не будет работать, Тьер-ри проявлял большую ловкость, стараясь в знак своей лойяльности каждый день давать спектакли, а также удерживать актеров от чересчур резких враждебных выступлений. Тьерри старался, чтобы театр был каждыйвали уличные концерты, производя сбор в пользу раненых и их семей. Дело это все ширилось, свидетельствуя и о любви народных масс к искусству, и об их готовности всячески помогать защитникам Коммуны. Организация уличных концертов вызвала, однако, критику со стороны Коммуны: уличные сборы казались ей недостойным попрошайничеством, и Коммуна решила придать выступлениям оркестров, как и всей организации благотворительных концертов, иные более высокие и упорядоченные формы. Устройство благотворительных концертов она сначала думала доверить Федерации артистов, но, разочаровавшись в ее деятельности, взяла его в свои руки, поручив своему уполномоченному, доктору Русселю, прово- дить концерты в Тюильрийском дворце.
вечер полон, и с этой целью безотказно раздавал театральные билеты, стремясь создать впечатление активной и полезной работы театра.