Щелевидные бойницы

Щелевидные бойницы видны и на фасадах по сторонам осевых ниш. Но настоящих бойниц, насквозь прорезающих двухметровую толщу стен замка, здесь было немного: бойницы по большей части — фальшивые, глубиной 70—80 см, и сделаны они для устрашения нападающих (любопытно, что ложные бойницы такого же типа оформляли фасады замка Баба-тепе, в том числе задние стенки его осевых ниш).
Четыре «башни», из которых здание — благодаря осевым нишам — якобы состояло, не совсем одинаковы: две восточные «башни», фланкировавшие вход, были несколько больше двух западных. В СВ башне был устроен пандус, вьющийся вокруг квадратного столба, в трех других размещались небольшие сводчатые комнаты. Еще две комнаты занимали среднюю часть здания между южной и северной нишами, а за восточной входной нишей лежал небольшой вестибюль, соединенный с центральными комнатами и восточными «башнями».
Несложный анализ позволяет представить себе устройство несохранившегося верхнего этажа. Оказывается, что общая ширина двух внутренних комнат вместе с разделяющей их толстой стеной равна расстоянию между западными и восточными коридорами-проемами в угловые комнаты, — так определяются размеры и расположение большого квадратного помещения в центре здания, со сторонами около 8×8 м, к углам которого примыкали меньшие комнаты и шахта пандуса в «башнях». Верхний этаж замка Фильмандар оказывается очень похож на замок у Кафыр — калы — вплоть до размеров зала и диагонально-осевого расположения проходов из зала в угловые комнаты. Неслучайность сходства позволяет и здесь предположить возможное в предыдущих случаях каноническое «пятиглавие», а все здание классифицировать как модификацию замка типа 2. Если фасадные ниши не завершались, как в Баба-тепе, арками, а поднимались на всю первоначальную высоту здания, — это можно лишь предполагать, — то, может быть, большой зал верхнего этажа был расширен и раскрыт балконами-лоджиями, помещавшимися в фасадных нишах.