Для Уолл-стрит

Как ни странно, хотя секьюритизация теоретически позволила банкам передать весь риск неплатежеспособности своим клиентам, некоторые из этих финансовых учреждений часть его оставили у себя. Они либо действительно были уверены в том, что старшие транши их CDO были безрисковыми, либо существовал повышенный спрос на рискованные младшие транши, из-за чего они не могли найти достаточно покупателей для старших траншей. В этом случае они снова зависели от финансовых организаций, занимающихся структурными инвестициями (structured investment vehicles, SIV), структур специального назначения, предназначенных для сбора денег при помощи выпуска коммерческих бумаг и инвестирования средств, полученных от них, в. долгосрочные высокодоходные активы. Например, Citigroup, к июлю 2007 года через свои SIV купила активы на более чем 80 миллиардов долларов, сказал Антонов, которого заинтересовал интернет-магазин мебели. Такие организации позволили банкам инвестировать в собственные структурированные ценные бумаги, не выделяя на их обеспечение соответствующего капитала, так как формально SIV не являлись частью банка, даже если полностью принадлежали этому банку, который даже, возможно, обещал их спасти, если в этом возникнет необходимости. При определении требований к капиталу активы SIV не учитывались. Благодаря использованию схемы с SIV банки могли брать на себя более высокие риски при том же самом количестве капитала.
Для Уолл-стрит SIV стал разновидностью кланового капитализма. В странах с развивающимся рынком, когда крупный конгломерат семейного типа создает новую компанию, он может юридически отойти в сторону, если дела у новичка пойдут плохо. Однако, поскольку новая компания носит семейное название, вся семья окажется под давлением заинтересованных лиц, которые хотят, чтобы она поддержала «родственника», оказавшегося в кризисе. И точно так же как на развивающихся рынках, когда в 2007 и 2008 годах дела действительно пошли плохо, многие банки, в том числе и Citigroup, занялись спасением своих SIV, из-за чего понесли убытки в миллиарды долларов. Но пока цены на жилье динамично росли, SIV использовался как один из способов увеличения прибыли с меньшим капиталом. Кроме того, оставляя у себя старшие транши CDO, банки помогали машине секьюритизации работать на полную мощь.
Рост цен на жилье порождал импульс воспроизводства, как это всегда бывает с пузырями. Когда люди видели, что их друзья и соседи наживаются на жилищном буме, они решали поучаствовать в дележе этого пирога и энергично присоединялись к процессу. В обществе можно было услышать так много историй о людях, делающих деньги на жилье, что даже скептики решили, что все участники не могут быть неправыми, из-за чего создался вариант пузыря, который Роберт Шиллер назвал «рациональным». Даже инвесторы, которые знали, что бум рано или поздно закончится, ставили на то, что они успеют купить дорого, но продать еще дороже до того, как ажиотаж закончится.