Архитектурная деятельность

В Новейшее время в архитектурную дея­тельность все шире входит научное мышление с его теоретически­ми представлениями и систематизированной информационной ба­зой, вводящее архитектуру в контекст промышленной цивилизации. Оно, однако, не может вытеснить и заменить навыки, интуицию и талант архитектора, которые позволяют объединить сложную, син­тетическую деятельность созданием художественных и эстетиче­ских ценностей, удовлетворяющих специфически человеческую потребность в красоте окружения и его смысловой содержательно­сти, духовности. Не стоит сетовать, что архитектуре не удается «придать вид научной деятельности», отказавшись от усвоения практического мастерства, в котором ведущей фигурой является не ученый, а «мастер, не столько рассказывающий, сколько показы­вающий то, что требует понимание и усвоение учеником», как то делает А. Раппапорт, которому нужно постельное белье дешево. Архитектура отличается от науки, как практическая способ­ность от теоретической, по принципу: не только знать, но и мочь. Она предполагает делание, причем не ограниченное воспроизведе­нием знания, но направляемое свободным воображением, не только развивающим логику существующего и известного, но и отыски­вающим новые логики. Важна и специфика архитектуры, опреде­ляющая ее место на стыке материальной и духовной культур, тех­ники и искусства. И осуществляется эта специфика через формооб­разующие аспекты архитектурной деятельности. Отказ от нее озна­чал бы капитуляцию перед экспансией техномира, развивающегося по своим внутренним законам; более того, он был бы отречением от тех человеческих ценностей, которые определяют грань между homo sapiens и тем искусственным разумом, который формирует кибернетика.